tONcnCC279I
Ещё недавно он сам боролся. Причём неплохо. Неоднократно побеждал и становился призёром этапов Кубка мира по дзюдо, турниров Гран-При, Большого шлема, завоёвывал медали на чемпионатах Европы и чемпионатах мира среди военнослужащих. Но на Олимпиаду в Рио не отобрался. Поэтому весной 2016-го Александр СТЕШЕНКО всерьёз задумался над тем, что делать дальше. А вскоре вместе с единомышленниками создал общественное объединение Клуб дзюдо «Тигр». Почему решил пойти именно по этому пути и с какими сложностями пришлось столкнуться? Об этом и не только – наш разговор с Александром.

- В Германии в дзюдо очень развита система клубов. Как и в футболе, они поделены на несколько дивизионов. И каждый получает дотацию от государства, имеет спонсоров. Причём многие из них созданы в маленьких городах. К примеру, в бундеслиге из 16-ти клубов 14 были из маленьких городков. И к ним приезжали именитые спортсмены со всего мира. В своё время и я боролся за один из них – «Иппон Родевич», в котором, бывало, по две недели тренировался. Естественно, и систему их изучил. Они набирают детей с четырёх лет, делят их на группы и потихоньку подводят к какому-то уровню.

- А вариант с работой в спортивной школе рассматривали?

- Там, наверное, было бы проще – не пришлось бы заниматься трудоемкой организаторской работой. Отвёл свои часы – и ушёл. Но при этом был бы не самостоятельным. К примеру, там группа отзанималась какое-то время – и нужно везти её на определённые соревнования. И никого не интересует, что у меня готовы только двое. К тому же независимо от того, как ты трудишься – с энтузиазмом или без, зарплата не меняется. Она увеличится, когда спортсмен покажет результат. Но попробуй дождись этого.

Поэтому клубную немецкую систему нашёл для себя более подходящей. Да, там занятия платные, но стоимость их адекватная.
Кто хочет, тот работает на результат и мы отдадим все свои силы и знания, чтобы этот дзюдоист добился самого высокого результата. Кто хочет заниматься для здоровья, мы так же подбираем подходящий план тренировок. Главное: во главу угла ставятся интересы спортсмена, а не начальника. Если дзюдоист не готов или не хочет ехать на соревнования, его не везут. И упреков за это к тренеру или дзюдоисту нет.

- А опасений не было, что на платной основе окажется не много желающих тренироваться?

- Сомнения, конечно, были. Ведь мало того, что в клубе нужно платить за тренировки, так и экипировку должны покупать родители. Благо, вид спорта у нас по расходам демократичный – кимоно в районе 50 рублей стоит. И в нём, если взять чуть побольше по размеру, три-четыре года можно заниматься. На соревнования вывозить своих чад тоже должны родители. Клуб может кого-то проспонсировать, но скорее всего, не самых талантливых, а самых малообеспеченных. Обязаловки здесь нет: есть возможность и желание – едут, нет – ничего страшного. Если я хочу, чтобы кто-то выступил, а у родителей нет средств, могу сам заплатить.

- И татами вы же покупаете?

- Да. Конечно, если бы у нас занималось 5 человек, было бы нерационально платить за аренду и приобретать дорогостоящее оборудование. Но оказалось, люди уже потихоньку отходят от старой психологии, будто занятия спортом должны быть только бесплатными. В этом ещё на стадии принятия решения меня убеждали знакомые из гимнастических клубов и робототехники. А потом и сам убедился. Желающие охотно приходят к нам на бесплатные пробные тренировки, и 99 процентов из них остаются. Один процент составляют те, кто не получил разрешение врача или переехал на другое место жительства. Плата у нас небольшая – детский месячный абонемент для занимающихся два раза в неделю стоит 45 рублей, три раза в неделю – 65 рублей. Если ребёнку этого мало, он может ходить на дополнительные тренировки бесплатно – хоть пять-шесть раз в неделю. Плюс, если кто-то заболел, и родители уведомили, мы, не требуя справки, делаем перерасчёт – вплоть до одного занятия. Хотя многие коллеги отговаривали от этого: мол, зачем тебе лишняя головная боль. Но, учитывая материальные интересы родителей, мы возвращаем деньги за пропущенные по болезни занятия.

- Можете сказать, сколько у вас постоянных клиентов?

- Не клиентов, а спортсменов. Порядка 350 детей и где-то 30-40 взрослых от 20 до 50 лет, часть из которых и в соревнованиях участвуют, а в основном просто поддерживают форму. Залы у нас расположены в разных районах города – в Серебрянке, на Петровщине и на Кунцевщине. И все они востребованы.

- Вы берёте всех детей или более-менее перспективных?

- Всех, у кого есть медицинская справка. На вопрос родителей, подходит ли их ребёнок для дзюдо, отвечаю: у нас борются низкие и высокие, толстые и худые, гибкие и не очень - и любой из них может добиться результата, если будет стараться и если ему дано. До определённого уровня можно и пахотой дойти, а для завоевания медали на чемпионате мира или европы нужен ещё и талант.

Детей нам приводят разного возраста, начиная с четырёх лет, но чаще – 7-9-летних. Есть родители, открыто заявляющие, что хотят вырастить из своего ребенка олимпийского чемпиона. С одной стороны, это здорово. А с другой, не всегда. Если мне говорят, что пятилетнего мальчика или девочку утром везут на плавание, затем – на дзюдо, после – на гимнастику и штангу, а между делом – кормят витаминами, стараюсь объяснить, что это чревато последствиями, что куда больше шансов у них вырастить не олимпийского чемпиона, а инвалида. К тому же тех, кто стремится и делает всё для покорения главной спортивной вершины, сотни тысяч, а удаётся это единицам. Да и невозможно, на мой взгляд, в 4-6 лет определить, вырастет из мальчишки, девчонки олимпийский чемпион или нет. Даже просто ориентировать на результат их ещё нельзя. Прежде нужно научить правильно ходить, прыгать, бегать, ползать, чтобы могли своим телом управлять. Некоторые ведь вперёд не могут двигаться на коленях, не говоря уж о том, чтобы спиной. Другому нужно месяц, чтобы научиться делать обычный кувырок. В секции с такими наверняка возиться долго не будут, а мы терпеливо учим. Если вижу, что ребёнок ленится, могу уговаривать, настаивать, чтобы он сделал, к примеру, не 10, а 15 отжиманий. А если не может, предлагаю перебороть себя и добавить ещё хотя бы раз.
К сожалению, я нередко вижу, что ребята из государственных спортивных секций физически накачаны, классно владеют одним-двумя приёмами, что позволяет им на детском уровне обыгрывать ровесников. Но, поскольку дзюдо – технически сложный вид, они доходят до определённого уровня – и пропадают из виду, двумя приёмами небольшой шанс победить на международных соревнованиях. У нас достаточно сильные кадетские, молодёжные команды, но среди взрослых лишь единицы чего-то добиваются. Считаю, именно по этой причине. Поэтому сами в работе с 7-9-летними много внимания уделяем именно технике дзюдо, не забывая при этом об акробатике, ОФП и т.д.

- Вы часто вывозите ребят на соревнования?

- Пока нет. Учитываем уровень подготовленности. Поэтому, если выезжаем, то на турниры для спортсменов такого же уровня – занимающихся 1-2 года. Это очень важно во избежание и физических, и психологических травм. В Литве, где развита клубная система, таких стартов особенно много. И в 2018-м мы участвовали в одном, ещё в двух в Минске. И два турнира организовали сами. Для детей любые соревнования – это стресс. Если с ними переборщить, может быстро случиться выгорание.

- Вы сами были призёром чемпионата Европы, победителем этапов Кубка мира. Неужели не хотите повториться в учениках своих?

- Азарт есть. И не исключаю этого. Но цели непременно подготовить олимпийского чемпиона перед собой не ставлю. Мы гарантируем, что, занимаясь дзюдо в нашем клубе Тигр, дети станут здоровее, крепче, красивее, смогут за себя постоять и приобретут внутренний стержень. Они и в жизни затем не потеряются. А наиболее целеустремлённые, трудолюбивые и способные ещё и результата достигнут. Далеко не все родители, кстати, видят своих детей чемпионами. Подавляющее большинство хотят просто отвлечь их от компьютеров и телевизоров, оздоровить.

- А если увидите, что к вам попал действительно талант, когда он дорастёт до уровня национальной команды, отдадите его?

- Конечно, ведь это и для клуба престижно, и для меня, и для ученика перспектив больше. Но пока об этом рано говорить. 14-15-летние ребята у нас есть, но это новички. А со временем в случае появления способных ребят можно будет и самому, скажем, на четверть ставки устроиться в СДЮШОР. Такие предложения уже поступали, поскольку группы у меня сформированы и залы для занятий есть.

- Вы, кстати, легко нашли последние?

- Какое там! Свободных помещений в школах практически нет. Всё занято каратэ, таэквондо, танцами, которые с 90-х годов работают на платной основе. Неоднократно просил выделить для нас хотя бы час, и даже его не было. Хотя директора заинтересованы в арендаторах, за счёт которых они зарабатывают внебюджетные средства. Кроме того, многие хотели, чтобы я и в их школе вёл кружок, что в мои планы не входило.

- Можете назвать работу в клубе лёгким хлебом?

- Труд педагога априори непростой. К тому же в частном секторе приходится самому решать буквально все вопросы по организации тренировок и соревнований, работать много, усердно и с энтузиазмом. Иначе клуб не будет привлекательным для желающих тренироваться. Моё финансовое положение целиком зависит от того, насколько выкладываюсь. И это подстёгивает работать лучше, совершенствовать себя в тренерском деле.

Елена ДАНИЛЬЧЕНКО.
Спортивная панорама.