Вячеслав Кот: «У нас почти год лежит бумага, призванная наладить отношения между дзюдо и самбо»
Подробности ниже.

- 20- 21 февраля прошел открытый чемпионат Беларуси по самбо. Довольны результатами?

- Как говорят: «Кто всем доволен, тот не живет». Я рассматриваю этот турнир как информацию к размышлению, как старт, причем довольно-таки серьезный старт с хорошим составом участником, который  показал, на каком уровне мы сегодня находимся. Доволен или недоволен я буду после Европы и мира. Это же был этап подготовки.

- Насколько наше самбо ощущает проблему смены поколений?

- У нас эта проблема острая и глобальная. Дело в том, что последние 15-20 лет в Беларуси отделения самбо переводились на дзюдо под всякими предлогами: оптимизация, еще что-то. В результате, сегодня самбо на всю республику полноценно культивируется только в семи школах. В России таких школ 696. Более того, даже если человек находится в отделении самбо и показывает при этом хоть какой-то маломальский результат по дзюдо, то он уже борется по дзюдо. И потом мы нашего самбиста должны забирать обратно уже как дзюдоиста. В этом, наверное, есть и моя вина. В начале 2000-х годов мы (самбо и дзюдо) очень плодотворно работали вместе - вот там мы это все и профукали. Была мысль, что мы работаем вместе, друг другу помогаем, и так будет вечно. Мы поняли это поздно, а потом уже ситуация нарастала как снежный ком. В итоге получается, что сегодня по дзюдо у нас работает примерно 300 тренеров. Дзюдо вообще очень тонкая борьба, а сейчас еще и правила изменились. Вот из этих трехсот тренеров дать такое тонкое дзюдо, которое позволит бороться со школами Японии, Кореи, Европы, сколько человек может? Мало. 10, 15, 20 – это очень оптимистично. Ладно, давайте скажем 40, чтобы никого не обидеть. С читаю, что имею право так говорить, потому что воспитал четырех мастеров спорта международного класса по дзюдо, и у меня шестой дан за призера мира Юру Рыбака. Но я, например, тоже не готов дать такое дзюдо ребятам, хотя меня непрофессионалом никто не назовет. Поэтому получается, что большинство тренеров по дзюдо для большого спорта работают впустую. Те ребята, которые могли бы бороться по самбо, их просто в самбо не пускают – якобы это нецелевое использование средств. А некоторые тренеры уже и сами не хотят этого. На турнире на призы Президента боролось очень мало белорусов. Мне кажется, что грузин боролось больше, чем нас. Почему это происходит? Потому что наше министерство спорта пришло к следующему: если я тренер по дзюдо и у меня есть ученик, который  выиграл чемпионат мира по самбо, то за это ни я, ни спортсмен, ни школа, в которой он воспитывается, не получит ничего. Просто потому, что спортсмен числится в отделении дзюдо. И то же самое при выступлении самбиста по дзюдо. Естественно, никто такого не хочет. Тренеры будут растить спортсмена по самбо, а им еще нужно будет за свой счет отпуск брать на работе, чтобы везти его на соревнования. А на выходе ничего. Вот недавно в Риге прошел молодежный мир по самбо. Некоторые тренеры нашли деньги, нашли спонсоров, или просто родители помогли, приехали на этот мир и заработали медали. Естественно, они вправе рассчитывать на какие-то дивиденды. Это нормально. А в результате собирается комиссия и говорят: «Вы тренер по дзюдо, вот и показывайте результат по дзюдо, а самбо здесь не при чем». Поэтому эти тренеры, как бы они не хотели развивать самбо, этого делать не будут, им смысла нет. Вот вся проблема резерва.

- Просто со стороны создается впечатление, что у нас по самбо борются те, кто просто по дзюдо не заборолся.

- Ну нет. Хорошо, давайте мы вернемся на 15 лет назад. Вы знаете, что небезызвестный Сергей Шундиков перешел в дзюдо из национальной команды по самбо? Значит, он по самбо не заборолся? Андрей Казусенок – лучший дзюдоист Европы 2009 года, всегда был самбистом. Еще Юра Рыбак. Они боролись по самбо всю жизнь. Костя Семенов – самбист. Эта тема гораздо глубже, чем вам кажется. Вы просто взяли пену, которая на поверхности, и ее рассматриваете. Но эта же пена откуда-то берется.

Я уважаю дзюдо, это очень красивый, очень сильный вид спорта – это целая империя. И сейчас сравнивать дзюдо и самбо некорректно. Самбо в силу некоторых причин развивается не так быстро. И я очень спокойно и адекватно оцениваю эту ситуацию. Но даже с самого начала, когда в дзюдо были старые правила и самбисты боролись по дзюдо, у этих видов все равно была разная концепция: в дзюдо побеждает бросок, а в самбо нужно набирать баллы. Вот Юра Рыбак - он лентяй в хорошем смысле этого слова. Ему проще выйти, быстро бросить на иппон и уйти, чем пахать семь-восемь минут на ковре. Поэтому ему очень хорошо было бороться по дзюдо, он выходил и легко разрывал Риннера, Ишию – это олимпийские чемпионы. А по самбо ему наоборот бороться тяжело - здесь нет иппона, правда болевые приемы выручают. Поэтому все свои встречи по дзюдо Рыбак выигрывал либо на первой минуте, либо на последней. И даже если его бросали на вазари за 10 секунд до конца схватки, это еще ни о чем не говорило. Как сейчас на турнире по самбо он умудрился два раза на четыре балла упасть и даже ни у кого мысли не было, что Юрка не выиграет эту встречу. Это вот такой борец.
sambo octagon.by

- Так почему он сейчас не борется по дзюдо?

- А вы знаете, сколько ему лет? 37. Поменялись правила, и многие просто не могут перестроиться, даже молодые. Эти ребята могли бы реализовать себя в самбо, а они просто уходят в никуда. Юру с детства учили ходить в ноги, мельницу делать. Тот же Саня Стешенко. Когда он в ноги ходил – он сносил там всех. Кто же знал, что так поменяются правила? И к ним очень тяжело адаптироваться, как бы мы все не хорохорились. Если у Юры в дзюдо шли броски за ногу, вырывания, то сейчас их просто нельзя делать. Я его сейчас даже на сборы по дзюдо не вожу. Плюс возраст. Все-таки дзюдо – это взрыв, скорость. Самбо – более вязкая борьба. И еще: для чего нужно идти в дзюдо? Чтобы стать призером Олимпиады. Если на сегодняшний день в силу каких-то возрастных вопросов не просматривается медаль на Олимпиаде, тогда для чего все это? Все равно все самбисты, так или иначе, дзюдо в СССР выросло из самбо. Это я вам как пример рассказываю полушуткой в противовес вашему заявлению, что те, у кого не получается в дзюдо, борются по самбо. Здесь все немного глубже. Кому-то дзюдо больше подходит, кому-то - самбо. У нас есть замечательный борец Дима Базылев. Он же по дзюдо тоже боролся. Он, практически не имея опыта по дзюдо, стал вторым на Европе. Это был 1999 или 1998 год. А потом он выбрал специализацию по самбо, на то были свои причины, и стал шестикратным чемпионом мира. В конце карьеры, если он боролся с нашими ребятами, и они надевали кимоно, то он с ними боролся 0-0 или выигрывал минимально, но если они надевали куртку, он их просто разрывал в клочья. Кимоно и куртка тоже ведут себя по-разному.

Чем сильно дзюдо? Дзюдоисты переезжают со сбора на сбор, где имеют возможность каждый день проводить 15-20 схваток с лучшими спортсменами мира. Они отработали сбор, приехали домой, исправили ошибки, с этими исправленными ошибками они едут на другой сбор. У тебя есть 50 разных соперников твоего веса, ты подбираешь себе нужного и решаешь любые технические проблемы. В самбо этого нет. У нас таких сборов очень мало. Это вопрос к международной федерации самбо. Плюс в силу того, что народа немного, люди пытаются скрыть друг от друга какие-то технические элементы. Вот у россиян очень сильный партер, но они ничего нам не покажут. Во времена СССР было хорошо. Мы собирались в Стайках по 250 человек, все друг другу что-то показывали - самбо росло как на дрожжах. А сейчас дзюдо, конечно, развивается гораздо мощнее.

- Вы говорили про Рыбака. Он возрастной спортсмен и скоро завершит карьеру. Есть кем его заменить?

- Давайте не будем говорить про завершение карьеры - он завершит, когда посчитает нужным. Я бы сказал о другом. На Олимпиаду по дзюдо у нас отбирается 6-7 человек. Скажите, что всем остальным мешало бороться на президентском турнире по самбо? С кого из них от этого упадет корона?

- Так правила же запрещают выступать в других видах спорта, если ты выступаешь по дзюдо.

- Знаете, почему запрещают? Потому что олимпийский рейтинг обнулится. Но они же не отбираются на олимпиаду. И то, я не знаю ни одного дзюдоиста, у которого бы обнулился рейтинг из-за выступлений по самбо. У нас на последней мире боролись две монголки – первые номера рейтинга международного. Они боролись по самбо, и выиграли этот мир, причем выиграли нелегко. Так мало того, что они не падали с бросков захватом ног, они еще сами и бросали за ноги. Они просто выходили и боролись, и плевать им было, что это самбо, а не дзюдо. А мы такие здесь тоненькие, в ножки пройти нам нельзя… То, что дзюдоистам бороться по самбо нельзя - это все сказки в пользу бедных. Люди с нашим рейтингом все равно ничего не потеряют. Вот боролся на турнире в 100 кг Никита Желудев - честно говоря, я на него рассчитывал. Но человек ни разу не появился в зале самбо. Как он мог отбороться? Один круг. И ведь это лучшее, что у нас есть в дзюдо в этом весе. Один круг  – это нормально?

- После лондонской олимпиады неолимпийским видам обрезали финансирование. Сильно?

- Очень сильно. Но обрезали не столько финансирование, сколько доходы спортсменов. Идея, наверное, была хорошая: человек должен получать зарплату, которая позволяет им питаться, содержать семью и т.д. Но если ты покажешь результат, то получишь за это какую-то премию. В результате зарплаты ушли вниз довольно-таки сильно, а эта самая премия повысилась, но незначительно. Раньше люди могли со своих зарплат позволить себе массажиста, мануальщика, какую-то фармакологию. У нас в самбо люди борются долго. Здесь мы, наверное, можем поставить себе плюс как тренерам за то, что мы людей сохраняем, и что они долго и счастливо показывают свои результаты. Но и ребятам, потому что они любят это дело и борются. Но все равно спортивный век – это миг. И человек за этот миг должен себя как-то обеспечить. Потому что он закончит и потом будет начинать все с нуля. Дай бог, чтобы появились люди, которые приоткроют дверь и пригласят куда-то. Далее, войдя в эту дверь, он должен себя проявить на новом поприще. Так ли наши спортсмены готовы к дальнейшей жизни? Поэтому, наверное, выступление в спорте должно предполагать некое материальное вознаграждение, которое ни в коем случае не должно стоять во главе угла, потому что если бороться и думать о том, сколько ты денег получишь, ты вообще не будешь бороться. Я не верю. Это не с нашим менталитетом. Может быть, есть такие люди, но их процентов пять. Нужно бороться не за деньги. Нужно бороться за идею. Но это дело спортсменов, а дело всего нашего менеджмента построить систему, которая позволяла бы спортсменам обеспечить себя в будущем. Потому что спорт высших достижений - это травмы, это пот, это кровь, это тяжелая работа. И самбо и дзюдо – одинаково. И если этого не происходит, то это очень обидно, потому что человек боролся, наверное, очень пафосно говорить, что он боролся за страну, хотя патриотизм-сильнейший стимул, но, тем не менее, человек занимался каким-то делом, и это дело должно его отблагодарить. И поэтому урезание доходов не должно быть таким жестоким, мне кажется. Стипендии на 30 % уменьшили олимпийским видам, а нам оставили 30 % от олимпийских. Стимулы у всех разные, у кого-то флаг, гимн, у кого-то это Я, у кого-то честь семьи. Материальный стимул очень важен, но я не считаю его ни первым, ни вторым.

- Урезание зарплат коснулось тренерского штаба?

- Здесь нужно вернуться к тому, что я уже говорил. Отделения самбо перевели на отделения дзюдо. Сейчас многие очень хорошие тренеры, которые были по самбо, стали тренерами по дзюдо. Последний пример - это уже просто фантастика. Была школа в Барановичах, и там очень хорошие самбистские тренеры Новичков Олег Петрович и Василевский Евгений Александрович. Вся республика признавала, что глупо их переводить на дзюдо. Но было указание: в районном городе не больше одного отделения самбо. Эту школу просто закрыли и перевели в другую школу тренерами по дзюдо. Есть, конечно, уважаемые тренеры, которые продолжают работать по самбо, но очень большое количество специалистов были переведены. И получают они все примерно одинаково. Поэтому уже в течение года лежит бумага, призванная  наладить отношения между дзюдо и самбо. Чтобы спортсмены самбисты могли официально бороться по дзюдо, дзюдоисты – по самбо. Чтобы были какие-то преференции тренерам и школам за это. Например, смотр-конкурс. Чтобы людям было выгодно отправлять людей и на самбо, и на дзюдо. У нас очень маленькая скамейка запасных и нерационально их так жестко делить. Многие дзюдоисты могли бы пойти и побороться по самбо. Конечно, если раньше можно было перейти в дзюдо и через полгода показать результат, то сейчас по новым правилам, где-то через два-три года. Очень долгий процесс адаптации.

DSC008261

- Насколько в самбо результат выступления зависит от жеребьевки?

- Естественно, и в самбо, и в дзюдо очень много зависит от жеребьевки. Хотя чем сложнее жеребьевка была у того же Рыбака, тем лучше он боролся. И наоборот. Он эмоциональный борец, чем сложнее соперник, тем больше это его заводило. И при этом он мог проиграть середняку. А сильного он мог не просто выиграть, а уничтожить. Просто жеребьевка у каждого в голове. Какая разница какая жеребьевка, чтобы быть первым? Но если становится третьим, то здесь немного по-другому. В самбо нет рейтинга, поэтому бывает, что все самые сильные в одной подгруппе, а в другой - средние ребята. И это будут два совершенно разных третьих места. Но в пересчете на зарплату и тот, и другой получат одинаково. Бывают случайности, особенно в женском самбо, но выиграть чемпионат мира за счет случайности нельзя. Вот Настя Архипова - трехкратная чемпионка мира, Светка Тимошенко – чемпионка мира, Катя Прокопенко – двукратная. Значит, они действительно выиграли. Наш имидж очень подняли Игры в Баку, мы оттуда привезли много медалей. Плюс поступок Степы Попова, хотя с моей точки зрения он ничего такого не сделал - он  сделал, как сделал. Просто перед этим вольники драки устраивали на ковре, возможно, поэтому к Степе было такое внимание. У нас в самбо, кто бы что не говорил, особая атмосфера. Традиции самбо и дзюдо отличаются. Я бы не хотел углубляться в эту тему, потому что я могу кого-то обидеть, но традиции в самбо лучше. У нас старшие подтягивают младших, всегда им помогают. Так всегда было, еще со времен Владимира Геннадьевича. Япринцев, конечно, уникальный случай - вот кто так поступит еще? Вокруг него всегда было много хороших самбистов, Сидоркевич, Молодцов, в общем, человек шесть-семь. На каждый элемент борьбы он выбирал самого сильного оппонента, за тренировку мог поменять трех-четырех соперников. При этом он все всем рассказывал и показывал. Если мы где-то сачковали или в жизненных ситуациях косячили, он нам вставлял дрындулей. И я как-то спросил: «Володя, мы твои конкуренты, зачем ты нам помогаешь?». Он ответил: «Будете сильнее вы, буду сильнее и я». Т.е человек взращивал себе конкурентов, чтобы быть сильнее самому. Вот такая позиция была. Если у нас будут спортсмены с такой же позицией, то они все равно будут выигрывать: и по дзюдо, и по самбо. В одной спортивной школе  висел плакат: «Спортсмен, помни: второе место ничем не отличается от последнего» - это из той же сферы.

5c421c13eae497ecbbb7

- Еще когда главным тренером сборной по дзюдо был Натик Багиров, у него были какие-то недопонимания с Леонидом Свиридом, из-за чего страдали и сами спортсмены. Вы это имели в виду, когда говорили, что в дзюдо атмосфера хуже?

- Я очень уважаю и Леонида Федоровича, и Натика Надировича, они оба сильные спортсмены, сильные тренеры и сильные личности. Но это как два медведя в одной берлоге – им сложно было ужиться вместе. Хотя в конце августа 2015 года Свирид стал старшим тренером сборной до 23 лет, т.е. они все-таки нашли точки соприкосновения с Багировым. До этого были какие-то, может быть, личностные моменты, мелочи, которые нужно было пропустить мимо ушей, а они, наоборот, акцентировали на это внимание. Наверное, личной симпатии друг другу это не добавляет. Но это одна сторона, такое есть практически в любом коллективе. А я имел в виду именно атмосферу. Атмосфера в самбо намного более благожелательная. Все-таки в дзюдо, там каждый сам за себя, хотя в последнее время просматриваются изменения в лучшую сторону.

- Какие у вас отношения с боевым самбо?

- Начиналось все очень хорошо и правильно. Мы с Владимиром Япринцевым встретились с Вахтангом Сохадзе и Сашей Вороновичем и вместе решили, что будем развивать боевое самбо. Но боевое самбо все равно предполагает самбо. Да, там есть нокдауны и нокауты, но все равно большинство оценок идет за броски. Поэтому я поставил условие: те спортсмены, которые попадают в сборную республики по боевому самбо, хотя бы два раза в неделю должны быть у нас на ковре. Но получилось, что тот же Стас Колбасов не то, что раз в неделю, он вообще очень редко приходит к нам. Естественно, результаты, с тех пор как он стал чемпионом мира в 2012 году, пошли вниз. Я уважаю этого борца, уважаю его как человека, но получилось так, как получилось. Плюс мы ставим спортсмена в национальную команду, а кто за него отвечает? Есть же у него какие-то выступления и по другим видам единоборств. Но ведь между нами существуют юридические взаимоотношения. Нам нужно найти его, откомандировать на соревнования, показать, что он командируется, а получается, что информация об этих ребятах практически отсутствует. Мы говорили с Сашей Вороновичем, и он мне сказал: «Вячеслав Степанович, когда у меня будут люди, которых я полностью контролирую, знаю, где они тренируются, которые полностью подотчетны, тогда я буду сам просить, чтобы этого человека взяли в национальную команду». А сейчас из всех «боевиков» по самбо тренируется только Илья Хадкевич, тренируется очень хорошо, он был у нас турнире президентском, но, к сожалению, рассекся, сняли его, занял второе место. А остальные ребята с нами не тренируются. Так какие могут быть у нас взаимоотношения с командой, которая к нам по сути никакого отношения не имеет?

- Очень много говорят о перспективах вступления самбо в олимпийскую семью. С учетом тех условий, в которых сейчас находится белорусское самбо, нам это надо?

- Я немного обозначу ситуацию. На самом деле Путин – мастер спорта по самбо. Давайте будем считать, что потом он стал мастером спорта по дзюдо. Наш президент тоже занимался самбо, немного, наверное, но занимался. Отсюда и турнир на призы Президента. Также и в России проводится турнир на призы Президента. Я не знаю, какое отношение имеет к самбо президент Казахстана, но турнир на призы Назарбаева тоже проводится. И дело в том, что очень сильное движение по развитию самбо идет со стороны Путина. Оно и в Азиатских играх представлено, и в Европейских, и на Универсиаде. Оно много где вводится. Теперь ситуация «Крым наш». Инициативы, исходящие из России, Запад воспринимает негативно. Поэтому ждать сейчас какого-то движения не стоит. Наверное, будет какая-то пауза. Поэтому мне кажется, что в связи с этой ситуацией мы от Олимпиады немного отдалились. Если бы ни это, то самбо если не в 2020 году, то 2024 точно было бы на Олимпиаде. Что сейчас будет, я не знаю. Если вопрос стоит о том, надо это или надо, – конечно, надо. Любой спортсмен, если он спортсмен на самом деле, будет искать самых сильных соперников. Весь смысл выступления самбистов в дзюдо – это Олимпиада. Только Олимпиада, а не потому, что дзюдо - это что-то запредельное. Дзюдо по сути своей ничем не лучше самбо, просто оно развито больше. Не секрет, что самбо вышло из дзюдо. Раньше они вообще были очень похожи, еще в начале 2000-х гг, но потом решили, что это, наверное, не надо. Вообще, правила в дзюдо стали меняться из-за идеи исключить возможность побед борцов из других видов: вольной, греко-римской, самбо и т. д. Поэтому так все менялось. И в начале люди очень сильно возмущались, а сейчас те, кто не смог забороться по новым правилам, начали переходить в другие виды: в ММА, либо в самбо. А  те, кто борется по дзюдо, уже привыкли к новым правилам и если сейчас вернуть ноги, то им будет неинтересно. Вы спросили, об олимпийских перспективах в том смысле, что если самбо станет олимпийским видом, то нам будет тяжелее зарабатывать медали? Неужели вы думаете, что кто-то из наших ребят или тренеров этого боится? Мы этого хотим. Тогда не будет ваших вопросов, которые вы задаете, не будут комментариев на форуме дзюдо анонимных – пускай подпишутся. Пусть зайдут к нам в зал. Почему у них претензии к Тимошенко, к Казусенку, к Рыбаку? О чем они говорят? О том, что иногда медали бывают не того уровня, которого всего ждут. Да бывают. Но зачем при этом оскорблять своими записями уважаемых борцов, только потому, что они сейчас дзюдоисты, а мы – самбисты? Конечно, если бы самбо было олимпийским видом спорта, нам было бы гораздо тяжелее, но это было бы очень хорошо.

c66879dcd4ea946dd3d2cc0f0db6b4a0

- Белорусское дзюдо сейчас в кризисе. Получается, самбо тоже?

- У нас отсутствует скамейка. Если сейчас мы добьем эту тему, чтобы спортсмены боролись и в дзюдо, и в самбо, то через год-два мы из этой ситуации вылезем. Как написал один опытный россиянин, каким бы сильным не был дзюдоист, когда начинается самбо, ему приходится очень сложно. Это другой вид борьбы. Даже если к нам сейчас придут Саша Стешенко, Марина Слуцкая, Димка Шершань, совершенно не значит, что они начнут выигрывать. Вот Юре Рыбаку сейчас не то, что трудно, а очень трудно, потому что у него нет в республике ни одного спарринг-партнера. Точно так же и в других весах – спарринг-партнеров нет. Поэтому мы идем и боремся по дзюдо. Мне некоторые самбисты говорят: «Мы даже устать не можем». Это происходит не потому, что дзюдо слабое, а потому что принцип борьбы другой, приходится во время схватки думать, что можно делать, а что нельзя. У нас есть договоренность с тренерским штабом дзюдо, мы можем идти в ноги, просто ребята сами немного стесняются того, что они в дзюдо пришли и в ноги идут. Я их за это немного ругаю: «Ребята, боритесь так, как вы боритесь. Ничего страшного. Если дзюдоист упадет, с него корона не свалится». Ну, прошел в ноги, ну и что? Но некоторые дзюдоисты по-снобистски к этому относятся, мол, чего он ко мне в ноги ходит? Да борись ты, е-мое! Те же монголы - они борются, и плевать им на все эти вещи. А сейчас я везу трех человек в Нимбург на сбор (интервью записывалось накануне отъезда – прим. автора), так я даже с трудом могу набрать этих трех человек, которые могут нормально качественно потренироваться по дзюдо, чтобы им был толк от этого. Сейчас дзюдоисты как спарринг-партнеры не очень хороши для самбистов. Возьми им неудобный захват, они уже начинают капризничать: «Judo, nosambo, judo». Причем, даже те люди,  которые по самбо раньше боролись. Некоторые россияне, конечно, смеются, мол, все нормально, давай бороться. А вот европейцы - ни в какую. Т.е. наш кризис заключается в том, что абсолютно нет спарринг-партнеров. Мы боремся практически одним залом. К нам россияне приехали и говорят: «Теперь мы понимаем, почему вы не меняетесь, у вас один состав ездит на все соревнования, мы не понимаем одного: как вы умудряетесь выигрывать?». Действительно, мы в 2007 году выиграли командный чемпионат мира, а потом еще Европу. Мы все время в тройке. Я всегда говорю: «Не закрывайте самбо, дайте ему развиваться». Т.е. национальная команда есть, а самбо как такового не скажу, что нет, но семь отделений, это не то, что мизер – это вообще ни о чем. Откуда тогда брать резерв?

- В 2007 году вы взяли первое общекомандное место на чемпионате мира. Согласитесь, что по сравнению с этим, результаты последнего чемпионата провальные? 

- Не соглашусь. Было два первых места: у Вани Анискевича и Светы Тимошенко. Понимаете, в 2014 году у нас не было вообще ни одного первого места, еще за год до этого было одно первое место у Степы Попова, в 2012 году было одно первое место у Юры Рыбака. Получается, что за последние четыре года это было лучшее выступление. Вот после того, как все отделения перевели на дзюдо, мы и стали падать. Спортсмены моложе не становятся. В 2007 году Юре Рыбаку было 28 лет, Андрею Казусенку было 23 года, Насте Архиповой 20 и т.д. Это было время этих ребят. Да, сейчас добавился Владик Бурдь, Таня Мацко, надеемся на Диму Смолина, но должна же быть конкуренция. Только конкуренция рождает прогресс. Это в любом виде деятельности, не только в спорте. Если этой конкуренции нет, я не хочу сказать, что вид спорта превращается в болото, но конкуренцию приходится придумывать. Хотя сейчас ее придумать даже тяжело, как в самбо, так и в дзюдо. Но у дзюдоистов есть выход – сборы-рандори. Вот они приехали, отпахали шесть-семь дней на сборе, ошибки наметили, приехали домой, взяли своего спарринг-партнера шестнадцатилетнего и работают над своими ошибками. Потом опять едут туда, опять становятся с этим партнером и смотрят, исправлены эти ошибки или нет. Ну, я не знаю, как там они работают на самом деле, но я бы работал так. Я уже говорил, что в самбо таких сборов почти нет. Недавно мы съездили в Рязань, а следующий сбор у нас аж в августе месяце в России. Каких семи пядей не были бы мы, тренеры, какими бы сильными не были спортсмены, для роста этого мало.

640x563xMK-17-02-Sport_Sambo_Golub.-kopiya-copy.jpg.pagespeed.ic.tdlhLnN0u9

- В ближайшее время белорусскому самбо будет лучше или хуже?

- Я уверен, что скоро мы дожмем вопрос о взаимоотношении дзюдо и самбо. С главным тренером по дзюдо Леонидом Свиридом взаимопонимание есть (он, кстати, кроме титулов в дзюдо, имеет три золота на чемпионатах Европы по самбо). В этом заинтересованы все спортсмены и тренеры, у которых есть амбиции показать какой-то результат в спорте, а не просто гордиться тем, что ты дзюдоист. Ведь зачастую амбиции, что я великий, на самом деле ни на чем не основаны. И если люди будут рационально подходить к своим спортсменам, распределяя его в вид спорта в зависимости от предрасположенности, то все будет намного лучше. Например, вот этому мальчику сам Бог велел бороться по дзюдо, потому что у него взрыв, у него движение, координация, а этот мальчик вязкий, значит, в дзюдо он никогда в жизни ничего не покажет, тогда давайте его в самбо отдадим, у него появится шанс. Вот как у меня были Рыбак и Базылев. Дима стал бороться только по самбо и стал шестикратным чемпионом мира, а Рыбак показывал хороший результат по дзюдо. А если бы я ему сказал: нет, Юра, борись только по самбо, или,  наоборот, Диму отправили бы в дзюдо, то не было бы у нас такого яркого спортсмена. А таких шестикратных в мире, по-моему, только шесть человек за всю историю. Я не то, что себя восхваляю, просто это нормальная рациональная работа. Это не значит, что взрывной мальчик не может бороться по самбо, конечно же, может, но ему тоже надо будет что-то выбрать. Например, в одном весе в республике три равных спортсмена, если один из них уйдет в самбо – разве это плохо? Естественно, подключаясь к дзюдо. Или пусть он лучше сдохнет в дзюдо, ничего не показав, потому что на мир могут поехать максимум два человека. А если сейчас разрешить самбистам бороться по дзюдо, а дзюдоистам по самбо, и стимулировать это материально, то будет толк. Хотя тут даже больше моральный стимул нужен. Допустим, тренер хочет поехать со своим мальчиком на чемпионат Беларуси по самбо, а ему нужно брать отпуск за свой счет - куда это годится? Вот если эти вопросы решатся, будет развиваться и дзюдо, и самбо.

Nochka. Специально для judobelarus.com